Воскресенье, 25.06.2017, 13:27 Приветствую Вас Гость

КСП ППИ

Главная | Регистрация | Вход | RSS

Каталог статей

Главная » Статьи » О том времени

Июльские зори

Июльские зори

 

Эта фраза, уже использованная Иркой Герасимчук: «как-то взяли и поехали» - применима практически к любой поездке того времени. Это было то лето 82 года, когда в выездах практически не было перерывов.

Ехать надо было в Свердловск на фестиваль Июльские зори. Уже не помнятся все перегоны, перепрыгивания через пахнущие маслом рельсы… помнится, что не все поехали. Сидя на куче рюкзаков, вздыхали, обнявшись, Ирка Хроленко, Маринка и Танька – они пришли нас проводить, а сами собрались ехать в место, мне неизвестное, но потом упоминавшееся, наверное, больше, чем Июльские зори – Гудаута.

Сознание остальных уже плыло в фестивальном потоке – уже было понятно, что ты отключился от ритма города и этот поток вынесет тебя на эту же платформу Горнозаводского направления через два дня, и уже нет города, а есть только простые задачи – билеты, вещи, места, еда и пульс практически непрерывного концерта, выдаваемого порциями самим себе и немногочисленным зрителям.

            Хорошо, что забываются вещи, не имеющие отношения к главному для тебя – вспоминая об этой поездке, с трудом выковырнул из памяти, как редкий изюм из булки – нас, сидящих на запыленном жарком полу вокзала Свердловска, какой-то подозрительный «невский пирог» вместо еды, чтобы не распаковывать рюкзаки, и, главное, ощущение этого вокзала – отдельное от всех иных его посещений, как будто он в это лето принадлежит только этой поездке, и нет того запыленного пола и косо падающих лучей через мутные окна в другие разы и годы.

            Веселое название «Мурзинка» – это, по-моему,  станция, где мы вывалились из поезда. Не помню, сколько шли, но, когда попадаешь на фестиваль, не нужны подсказки, что ты там, где надо. Палатки стояли на берегу озера. В березовой роще. Другой берег был виден. Довольно далеко. И среди кучи народу, собравшегося, видимо, со всей Свердловской области вдруг (ну, может, кто-то был в курсе) показались знакомые физиономии березниковцев. Так, наверное, радуются командиры, видя, что приходит подкрепление, так радуются друзья, случайно встретившиеся в чужом городе…

            …Организация фестивального быта, наверное, требует отдельного описания. Опять же не в том дело, какой толщины бревно, в каком году тащил, а, вообще, как действовали. При постоянных поездках некоторые задачи должны решаться автоматически – так, был решен вопрос – где жить? Мы не договаривались каждый раз, кто берет палатку. Она была одна. Желтая, польская четырехместная с тамбуром. Её, малость порванную, списал с какого-то комсомольского баланса Валера Цыганов (где он, кстати?).  Рекорд количества спавших в ней, по-моему – 10 человек. Но, не в этот раз. Мы с Ильиным ходили за дровами, и разжигали костер. Девчонки готовили. И хорошо готовили, с учетом реальностей расцвета социализма. Застилали палатку. Пенок не было, были «дутики» – надувные матрацы. Классный способ чувствовать соседа – он шевельнулся – ты подпрыгнул. Спальники не у всех, но мохнатые одеяла – обязательно. (Один раз Власова привезла одеяло в белом пододеяльнике на зимний турслет, где спали на холодной базе в одежде – все были в шоке).

            ...Концертная сцена была, конечно, на понтоне, пристыкованном к берегу. На нее выходили и пели. С микрофонами, но, как позднее выяснилось, без освещения.  Этих конкурсных концертов в памяти – как Голубых огоньков под Новый год – одна рябая полоса голосов и звуков; наверное, если бы Окуджава выступил в конкурсном концерте, я бы его не запомнил.

            Еще был гостевой концерт.

Вот здесь нужна пауза. …Это был Главный концерт за все те КСП-шные годы. Вообще, Главный. Для меня точно, а, может, еще для кого-то. Вот так вбегает Главное в твою жизнь, прямо сейчас, неожиданно. А ты сидишь на неудобном «дутике» и давишь комаров у себя на шее. И ты не готовился, не знаешь, куда его девать и Главное ли оно?

            Там я первый раз и сразу услышал: Минина, и «Зеркало». Там же, до кучи, спел Филичкин с Глуховым и Людкой, Сипер с Мешавкиным. И такие ребята, как Саша Каллистов, Перевалов и Чулков.

            Песни каждого из них для разных людей стали открытием… и концерт каждого был велик (т.е. больше, чем пение песенок) и самостоятелен.

            …Но тогда я еще купался во впечатлениях и лениво придирался к смыслам, рифмам, гармониям и ритму, пока не дошло до «Зеркала».

Тут, наверное. со мной произошло то же, что и со всеми, в первый раз услышавшего их. (В Политехе они давали 2 концерта. Я ходил на оба. Так вот, второй раз на вступлении первой песни я  обернулся назад, посмотреть на зал, потому, что у меня возникло подозрение, что я чувствую что-то общее, вменяемое каждому, зашедшему на огонек….весь зал улыбался. От сдерживаемого восторга. Ребята еще ничего не спели, еще никто не слышал «Пароход» и «Великана», они только вступили в четыре голоса… и это уже был вызов эстетике 82 года – вызов, в котором начинали незримо суетиться ВИА и краснознаменные оркестры). ...Было темно, какой-то дохлый фонарь, пытаясь осветить сцену, выхватывал из ночи лица, гитары, бликовали микрофоны… и плыли над озером звуки скрипки, флейты и слова Гарсии Лорки.

            Закончился концерт и мы обернулись от темно-синего звездного озера к почерневшей березовой роще. В ней горели костры. Каждый костер был окружен оранжевыми светящимися столбами берез. Костров было много. Это было непохоже ни на что. Как «Зеркало» и Серега Минин, которого, оказывается, притащили выступить на этом фестивале первый раз в его жизни. 

                                   

Категория: О том времени | Добавил: kspppi_admin (23.01.2009)
Просмотров: 206 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 2
2  
Дима очень прав, что рассказал про эту поездку. Создается ощущение, что для клуба она была ода из ключевых. Всем, кто пришел в лкуб после ЭТОГО и остался, давали слушать записи "Зеркала", в лицах рассказывали про поездку, про выступление ансамбля. Дима обычно изображал крик чаек, миммикой, руками, голосом пытались передать все нюансы, каждый раз рассказ обрастал новыми подробностями, которые вспоминались по ходу дела. Новичкам оставалось испытывать горькое сожаление, что пришли так поздно. Тем, кто не слышал записи, дарили укоризненные взгляды, советовали послушать. До сих пор испытываю чувство ущербности от того, что не довелось услышать свердловча "живьем".
Спасибо двум Лешкам - Леонтьеву и Батицкому. Один сохранил после пропажи клубной фонотеки, а другой отцифровал то, что было записано на фестивале и на концерте. Теперь это можно послушать.
Дима пишет: "Ребята еще ничего не спели, еще никто не слышал «Пароход» и «Великана», они только вступили в четыре голоса… и это уже был вызов эстетике 82 года – вызов, в котором начинали незримо суетиться ВИА и краснознаменные оркестры)".
Само существование наших клубов было вызовом эстетике тех лет. Но нужна была планка. И этой планкой в какой-то мере стало "Зеркало". Таких планок было несколько. Опять цитирую Диму: "Как «Зеркало» и Серега Минин, которого, оказывается, притащили выступить на этом фестивале первый раз в его жизни.
"

1  
Как сам там побывал. smile

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории каталога
О том времени [33]
Статьи в тему [0]
О происходящем [2]
СТИХИ [10]
С тем настроением...
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Наш опрос
Место 1-го городского фестиваля СП:
Всего ответов: 52